APROPOS
Логин: Регистрация

Пароль: (Забыли пароль?)



Иван Ожогин.
Русский граф фон Кролок, аристократ и вампир


В петербургском фольклоре немало всяческой нечисти, а вот вампиров, пожалуй, замечено не было. До недавних пор. Но уже около года они регулярно дают бал на сцене Театра Музыкальной Комедии. A’Propos решил узнать, легко ли найти в себе вампира, у исполнителя роли графа фон Кролока в русской версии знаменитого мюзикла «Бал вампиров» Ивана Ожогина.


 
 
 
 
 
 
 
 

Вам удалось обнаружить в себе вампира?

Да, он сам проявляется. Я приезжаю в Питер на блок и чувствую, что начинаю меняться, потом возвращаюсь в Москву, и все проходит.

Что это за изменения? Что внутри Вас позволяет сыграть этот образ графа фон Кролока, аристократа и вурдалака?


Я не могу сам это определить. Из любопытных вещей, которые произошли со мной после начала репетиций мюзикла «Бал вампиров», - я начал видеть то, что от других скрыто, обострилась интуиция, много вещей стал явно видеть, я просто знаю, что будет вот так.

Вы человек верующий. Не было ли сомнений перед тем, как согласиться на эту работу?

Да, были определенного рода сомнения, работать с таким материалом или нет. Это было сложно. Но все вопросы улетучились, отпали, когда я увидел само шоу в Вене, насколько было качественно, здорово, круто и очень профессионально сделано. Для меня очевидная темность этого проекта измеряется в другой категории, я понимаю, что это только форма. Смысл лежит гораздо глубже, у мюзикла есть свои философские основы.

У Вас в спектакле довольно сложный грим. Вам не мешают петь вампирские клыки? Вы дома специально тренируетесь?


Сейчас уже не мешают. А раньше - да, приходилось тренироваться, проговаривать сложные фразы. В итоге - петь гораздо легче, чем говорить, потому что мышцы привыкают к каким-то звукам, а какие-то непривычные слова сказать гораздо сложнее, чем знакомый текст.

В сентябре вы сыграете сотый спектакль. Что изменилось в спектакле и в Вас самих за это время?


Спектакль стал более накатанным, уверенным в себе самом, конечно, это происходит за счет актеров, которые уже могут выйти с честью и достоинством из любой ситуации. Бывают, конечно, и накладки. Например, не знаю, что происходит, но на последнем блоке у меня текст выпадает из памяти, как белый лист - не знаешь какое дальше слово.

Это усталость?


Нет, это, может быть, попытка глубже копнуть, разобраться в причинно-следственной связи. Единственное, что неидеально в этом проекте - текст, он хороший, но если его сравнить с оригиналом, то во многих местах допущены ляпы чисто смысловые. Мыслишь одной категорией, а текст написан в другой.

Как Ваши близкие относятся к этой вашей роли?


С юмором. Вчера был забавный случай. Я служил на празднике Преображении Господне (Иван участвует в церковном хоре. – прим.ред.) в монастыре. Пришли мои на причастие, и после службы мы вышли с отцом Александром. Батюшка спрашивает мелкую мою, дочку Сашку(4,5 года): «Ну как дела?» Она и говорит: «Дела?.. Вон вампиры вокруг одни!» - «Какие вампиры? Кто?!» - «Да вон, папа вампир»

А с батюшкой говорили об этой работе? Что он сказал?


Да, говорил, спрашивал его благословения. Он говорит, что это работа, ею я кормлю семью, и важно, какую психологическою и философскую подоплеку я под это подвожу.

Актерство – это плохое слово?

Нет, почему? У актера несколько жизней, которые развиваются, иногда помимо его воли. Помните, как у Пушкина: «знаете, что моя Татьяна учудила?»

А ваш граф «чудил»?

Это был достаточно скрупулезный труд, кропотливый, где-то подспудно стояла задача сделать его не таким как другие, но потом я понял, что на этом не надо заморачиваться, он в любом случае не будет похож ни на кого, потому что я вкладываю в роль часть себя, свою логику. Я ездил в Вену и в Штутгарт, это давало общее понимание роли. Меня волновал вопрос, каково их отношения к сочетанию темного и общечеловеческого, морального, светлого и темного. Но когда я стал задавать эти вопросы, я видел, что они вообще не понимают сути проблемы - есть профессиональное, а есть твое отношение к Богу, это не пересекается. И смешивать не надо.

Говорят, все актеры хотят Гамлета сыграть? Мюзикл «Гамлет» - это реально? Все ли может быть мюзиклом?


Нет, не все сюжеты могут быть мюзиклом.

Что вообще отличает мюзикл от других жанров? Есть у русского мюзикла какие-то особенности, или и здесь мы берем готовые решения и переносим на нашу почву?

Взять лекала конечно можно, но качественно нам перенести удается не всегда. Чем отличается мюзикл? Наверное, подробностью сделанного, качеством каждой детали, выверенностью. В других жанрах выделяются какие-то аспекты творчества: в опере исполнитель должен петь, как бог, а в драматическом театре актер должен играть хорошо и неважно, как он поет. А в мюзикле должно быть все на месте. Актер должен типажно соответствовать персонажу, и голосово попадать, соответствовать и музыкально, и пластически - все должно быть идеально.

Какой жанр вы считаете для себя родиной?


После окончания ГИТИСа я начал с мюзиклов, поэтому здесь мне комфортнее. Я репетировал Ромашова в «Норд-Осте», но Господь меня уберег от теракта, и я попал к Киркорову в «Чикаго». Но есть и оперы в моей творческой биографии, я часто выступаю с концертами.

Как музыка появилась в Вашей жизни?


Я даже не помню, когда. В 3 года меня мама отвела в хор, туда ходил мой старший брат, а я косички концертмейстеру заплетал, потом начал петь. И я не помню такого момента, когда я не пел, интонировал, пытался что-то пародировать, подражать. Много разных периодов было у меня: в детстве - хоровое пение, затем – советская и зарубежная эстрада. Потом начал заниматься классическим вокалом, когда уже поступил в театральное, закончил как академический певец, а затем резко занесло в мюзикл.

Как в вас уживаются столь разные стили, направления?


Наверное, такая основа дает мне возможность работать в таком жанре как мюзикл, быстро перестраиваться на другую манеру исполнения. Я могу найти и исполнить партию верно в стилевом ключе.

У вас лично, и у мюзикла сложился целый фан-клуб - многие приходят по 10 раз на спектакль. Как вы относитесь к таким ценителям Вашего творчества?


Сам я вряд ли такое делал, но, тем не менее, я этим горжусь. Администраторы организуют встречи с поклонниками - с подарками, посиделками, с чаепитиями, бывало даже мы на природе собирались. Я принимаю и стараюсь понять таких людей, и отношусь спокойно к проявлениям подобных чувств. Я вообще последнее время ко всему отношусь спокойно. Видимо роль влияет. Философское отношение – все в мире уходящее-проходящее.

Беседовала Надежда Кокарева


Наверх








Женский журнал A’Propos © 2020 | Создание сайта OLIMP