APROPOS
Логин: Регистрация

Пароль: (Забыли пароль?)



Заха Хадид – звезда востока и архитектор будущего


Она не принимает правила такими, какие они есть, с самого начала пытаясь расширить общепринятые каноны пространства, придав ему мощный импульс. Для усиления внутреннего движения она, полностью отметая традиционную геометрию, использует искажённую перспективу, выявляющую острые углы и кривые линии. Она – Говард Рорк нашего времени, однако, как и у Айн Рэнд, мир не стоит на месте: меняются взгляды, и к Захе Хадид приходит заслуженное признание. Заха – единственная за 30 лет существования премии Притцкера женщина-архитектор, ставшая в 2004 году лауреатом архитектурного аналога Нобелевской премии, а в 2005 году на первой выставке Design Miami избранная Лучшим Дизайнером Года.

 
 
 
 
 Manchester JS Bach
Zaha Hadid Concert Hall
 Riverside Museum,
Glasgow
Spiral Tower Neil Barrett Flagship
Boutique in Tokio


 
 
 
 
Temporary pavilions
for Chicago’s
Millenium Park
 Chanel Mobile
Art Pavilion
Chanel Mobile
Art Pavilion
 Chanel Mobile
Art Pavilion


 
 
 
 
 Chanel Mobile
Art Pavilion
Melissa Shoes
by David Grandorge
Melissa Shoes
by David Grandorge
Zaha Hadid & Patrik
Schumacher installation
for Kensington Gardens

Хадид появилась на свет в Багдаде 31 октября 1950 года в семье промышленника, одного из основателей Национальной Демократической партии Ирака, представителя ориентированной на Запад крупной буржуазии. Уже в 11 лет, во время поездки в Англию, она решает стать архитектором. В 1972 году, после окончания Американского Университета в Бейруте, Хадид поступает в Лондоне школу Архитектурной Ассоциации, где её преподавателями стали Рэм Колхаас и Элиа Зенгелис. Традиционалисты записывают Заху в «эксцентричные чудачки», а её проекты – в «неподлежащие воплощению», однако Зенгелис называет её «самым талантливым учеником», а Колхаас видит в ней «планету на своей собственной орбите», после получения Хадид в 1977-м Призового диплома, привлекая её к работе в своей мастерской ОМА.

В 1979 Заха открывает практику апартаментами в лондонском Eaton Place (Золотая Медаль Архитектуры и Дизайна), а в 1980-м запускает фирму Zaha Hadid Architects в Лондоне. Желающих вкладывать деньги в её «безумства» немного, и фирма занимается мелочами, которые признают выдающимися, но чересчур радикальными. Бескомпромиссный подход к творчеству вынуждает Хадид остаться преподавать в Архитектурной Ассоциации, участвуя во всевозможных конкурсах. Поначалу ей не слишком везёт: выигранный в 1983 году тендер на создание спортивного клуба на холме над Гонконгом срывается из-за банкротства заказчика, а перевернутый небоскрёб 1990-го для английского города Лестер так и остаётся на бумаге. В 1994 году Заха получает широкую известность в Великобритании, выигрывая конкурс Оперного Театра залива Кардифф, но застройщик пугается оригинальности дизайна и отказывается после полутора лет конфликтов. Одним из первых осуществлённых проектов становится пожарная часть мебельной компании Vitra (1993), напоминающая бомбардировщик Стелс и ставшая манифестом деконструктивизма. По словам Захи, всплеск интереса к её творчеству происходит в 1997 году после завершения здания музея Гуггенхайма в Бильбао, но кардинально ситуация меняется лишь в 1999-м, когда в Цинциннати по проекту Хадид начинается строительство Центра Современного Искусства Розенталя. С момента его открытия в 2003 году Хадид становится одним из самых востребованных архитекторов современности, получая как знаки уважения мирового архитектурного и арт-сообщества, так и заказы и приглашения на большие конкурсы, параллельно занимаясь преподаванием и читая лекции во многих странах мира.

Ценят бескрайний потенциал Захи и в смежных областях. Хадид создаёт несколько коллекций мебели, столового серебра и освещения, включая знаменитые светильник Chandelier Vortexx и кресло Cristal для Sawaya & Moroni; работает над дизайном мебели и интерьеров для Bitar; придумывает для бразильского бренда Melissa фантастически ассиметричный, повторяющий контуры тела космический дизайн линии обуви, разрабатывает уникальный минималистский проект флагманского бутика Neil Barrett в Токио, не говоря уже о концепт-дизайне мирового турне Pet Shop Boys 1999-2000 гг, а также оригинальном павильоне выставки современного искусства Chanel's Mobile Art, презентованном на приёме в Центральном Парке Нью-Йорка давним другом Хадид – Карлом Лагерфельдом. Её талант стоит также за уникальной коллекцией обуви Lacoste, 850 пар лимитированной линии которой продавались в эксклюзивных high-end бутиках: Colette в Париже, Dover Street Market в Лондоне и 10 Corso Como в Милане.

Хадид – пример открытости миру. Она находит время на преподавание и мастер-классы (вкл. Россию), что отражает особенности её видения архитектуры, не изолирующей, а связывающей пространства и людей. Одним из ярких примеров служит завод BMW в Лейпциге, признанный Лучшим Строением Германии в 2005 году.

Ранние проекты Захи предстают в виде живописных работ, на смену которым приходят кластеры архитектурных моделей, чертежи и планы. Хадид – потрясающий мастер – её живопись и рисунки многократно выставляются во многих странах, начиная с первой большой ретроспективы в 1983 и далее: в нью-йоркском Музее Гуггенхайма (1978), Галерее GA в Токио (1985), Музее Современного Искусства (МОМА) в Нью-Йорке (1988) и т.д.

Заху многое связывает с Россией. Даже церемония вручения Прицкеровской премии Хадид 31 мая 2004 года проходит в здании Эрмитажного театра в Петербурге. В том же году она выступает с лекцией в московском Центральном Доме Архитектора, а в 2005-м проводит мастер-класс в рамках выставки АРХ-Москва.

За последние 30 лет её проекты меняют представление об архитектуре благодаря фирменной крайности формообразования. Её объекты наполнены кривыми линиями и диссонансными углами, она использует искажённый вид перспективы для создания дополнительного чувства динамики и деформации. Заха любит подчёркивать свою приверженность идеям позднего русского авангарда, антигравитационной архитектуре Ивана Леонидова, супрематизма Казимира Малевича и его архитектонам.

ЗХ: Я поверила в то, что здания могут висеть в воздухе. Я знаю, что на самом деле они опираются на землю, но выглядит это так, будто они не касаются поверхности. Для инженеров, с которыми я работаю, мои идеи – сплошная головная боль. Каждый мой проект – своего рода ландшафт. Важно то, как вы расположите необходимые элементы, какой будет топография, каков будет угол падения света, будет ли человеку просто в нём ориентироваться и сможет ли он легко найти свой путь. Как любой объект желания, проект сначала должен казаться загадочным, словно незнакомая территория, которая ждёт, чтобы её открыли и исследовали.

Сейчас Заха Хадид одновременно работает над множеством проектов по всему миру: строит небоскрёбы и жилые дома, театры и морские переправы, городские площади и вокзалы, музеи и библиотеки, заводы и кинотеатры, успевая участвовать в глобальном планировании застройки крупнейших городов планеты. Заху Хадид без преувеличения можно назвать звездой мировой величины. Она последовательно раздвигает границы архитектуры, городского планирования, моды и промышленного дизайна. Критики по праву называют её «самым перспективным архитектором ближайших десятилетий». Каждый её новый проект выглядит ещё более дерзким и новаторским. Уникально образное и авторски индивидуальное планирование Zaha Hadid Architects ведётся на десятилетия вперёд, так что впереди множество новых порождённых неисчерпаемой фантазией Захи Хадид творений – воплощений динамичной, неповторимой и смелой архитектуры будущего.



Евгений Майский

Наверх








Женский журнал A’Propos © 2020 | Создание сайта OLIMP