APROPOS
Логин: Регистрация

Пароль: (Забыли пароль?)



Эдгард Запашный.
«Я никогда не жил
иной жизнью…»
 

Ежедневно защищать мир от темных сил на арене, рисковать жизнью, заходя в клетку к хищникам, совершать немыслимые трюки – вот из чего состоит жизнь знаменитого циркового артиста Эдгарда Запашного. Один из создателей уникального «Цирка братьев Запашных», ежегодно балующих своих поклонников новым шоу, рассказал нам о тайнах циркового искусства, о разумном риске, свойственном ему, об ответственности перед известной фамилией, о секретах успеха и о его цене.


Скажите, чего больше в цирковой работе: дисциплины, владения собой или риска, экстрима, безумства?

Все вместе, все это необходимо человеку, для того чтобы достичь результатов в цирке. Цирк – это многожанровое искусство, но любому его жанру свойственен синтез различных умений. Например, клоунада, со стороны это кажется легким, но это тоже труд: есть номера, которые построены на физических трюках, есть клоуны, которые превращаются в иллюзионистов, или клоуны, меняющие образы, переодевающиеся в женщину. Вот, вы видели, и у нас в шоу артисты играют зверей, даже бесполых существ. Для всего этого надо уметь собираться всей своей внутренней энергией, и здесь вам и целеустремленность, и безбашенность, и риск, и желание стать лучшим, и страх, все это между собой переплетено.

 Вы сами склонны к риску?


Конечно!

Моя профессия подразумевает риск и то, что я должен осознавать серьезность ситуации. Что же касается такого «бытового» экстрима, то тут сложнее. Например, вчера и позавчера провел в «Игоре», и у меня была возможность покататься на сноуборде, на лыжах, но я отказался, так как знаю, что могу увлечься и получить травму, а сейчас это не вовремя: у меня большой проект, много людей зависит напрямую от меня и от моего брата. Я чувствовал, что это неоправданный риск для меня.

Ваша жизнь полна необычных событий, она отличается от жизни простого обывателя. Это наложило отпечаток на формирование вашего характера и личности?


Я никогда не жил иной жизнью. Наверное, да, я с детства питался энергией цирка, ведя кочевой образ жизни, переезжая с родителями из города в город, меняя школы и компании друзей. Я через 3-4 года мог вернуться в ту же школу и был неспособен вспомнить своих же одноклассников, а они меня помнили почему-то. Конечно, все это сказывалось, но в большей степени это мне привило любовь к цирку и желание творить.

Что было самым сложным для вас в детстве, когда из вас «делали» циркового артиста?


Принять тот образ жизни, который папа нам навязывал: много работать и меньше веселиться. Мне, как и любому ребенку, хотелось больше свободы, свободы передвижения, независимости. Но папа понимал, что мы в этом городе месяц, что мы новички, поэтому нас в школу провожали почти до 10 класса, как-то контролировали. Плюс к этому, отсутствие большого количества времени для себя тоже не всегда радовало нас с Аскольдом. Когда мы видели в окно, что другие ребята бегают, гуляют, в войнушку играют, а нам приходится репетировать, учиться – папа очень серьезно относился к нашему образованию – мы, конечно, завидовали.

Страшно было в первый раз зайти в клетку к хищнику?

Наверное, нет. Если бы было по-настоящему страшно, то я не зашел бы. Я же сам попросился.

А что вас подвигло, ведь любому человеку свойственен природный страх?

Вы говорите с позиции взрослого человека, адекватного, а ребенок не всегда понимает степень опасности, опасность – она абсолютно непонятна ему.

Вы неоднократно ставили номера звезд эстрады, кино и театра с участием ваших питомцев. Как вы помогали этим людям преодолеть природный страх, и был ли он у них?

Ну, вот сегодня к нам приходил Дима Нагиев со своими друзьями, я ему предложил зайти в клетку, он отказался. Тут я увидел не трусливого, ни в коем случае, а вполне разумного человека, который на сегодняшний момент не считает должным рисковать. Когда многие звезды по своему или не своему желанию (фильм, кино, сцена), готовятся зайти к хищнику, приходится разговаривать, некоторых приходится не то что уговаривать, а просить довериться, потому что по-другому здесь не получится, и если он боится, а часто он боится очень сильно, то ничего не остается, кроме как поверить, что я тоже не сумасшедший, я не хочу, чтобы пострадала его или моя жизнь, чтобы пострадало животное, получив психическую, а может быть и физическую травму, когда оно кинется и придется его калечить, пытаясь удержать, забирая от него человека чужого. Я не сталкивался с неадекватными людьми. Для меня неадекватный человек- тот, который говорит: «Нет, я ничего не боюсь, давайте я ему голову в рот засуну», вот с такими – сразу отказываемся работать. Наоборот, когда человек не боится показать свой страх, то есть проявить вменяемость, с ним проще. Кстати, когда-то мы к Нагиеву привели тигра прямо на сцену, когда еще снималось «Однажды вечером», и они с Ростом подходили к нему, фотографировались. Но сейчас он не захотел рисковать, или понял, что это не за чем, тогда была его программа, это был, может быть, творчески оправданный риск, а сегодня нет.

Сегодня вы находитесь во главе большого коллектива. А кем сложнее управлять людьми или животными?


С животными проще – животное по своей природе искренней человека, человек часто хитрит, изворачивается, а зверь, если он хищник, то он и ведет себя как хищник, если это «доброе» домашнее животное, то оно может проявить агрессию только в целях самообороны. А человек – это настолько непредсказуемое существо, что я порой расстраиваюсь от поступков, на которые он способен. Я не вижу в людях животных и в животных людей, дабы если скрестить их, тут можно не то что запутаться, а просто начать неправильно относиться к жизни.

Вы – продолжатель знаменитой династии Запашных. Тяжело нести эту «шапку Мономаха»?


Не все Запашные работали в цирке, но если работали, то делали это хорошо, по крайней мере, старались. Если говорить про силу фамилии, про ту историю, которая идет за ней, то это большая ответственность перед зрителем, который идет на Запашных, тут надо понимать, что ты должен выполнять задачу лучше, чем все остальные, доводить все до блеска, прежде чем что-то показать. В цирке можно экспериментировать, показывать какие-то фрагменты, но мы сейчас с Аскольдом на том уровне, когда за нами следят, и если тот бриллиант, который мы выносим на суд, не блестит, а имеет одну, но грязную сторону, это тут же замечают и не прощают. И, наверное, это заслуга нашего папы Вальтера Запашного, нашего дяди Мстислава Запашного, которые всю жизнь работали на это имя, и прежде чем мы стали братьями Запашными, на нас уже народ шел. Просто теперь нам удалось к этому бренду приставить свою подпись – братья. И теперь зритель идет именно на нас и требует с нас.

У вас с братом сложившийся годами дуэт. Дуэт строится на равновесии между личными качествами партнеров. На чем держитесь вы?

На большой любви друг к другу, мы можем ссориться, но мы очень любим друг друга.

Вы представляете себе работу без Аскольда?


К сожалению, я пару раз представлял себе это, когда брат попадал на операционный стол, тигр на него напал однажды. Мне плохо от этой мысли, я ее гоню. Я надеюсь, что мы всегда будем работать вместе.

Вспомните случай, который произошел с вами на манеже, который выглядит, с вашей точки зрения, экстремальным?


Таких случаев было немало. Вот даже недавно, здесь в Питере, вдруг ни с того ни с сего во время исполнения трюка, когда я с партнером на плечах жонглирую, стоя на телеге, которую возит лошадь. В этот раз лошадь прыгнула, и мы с моим партнером Димой рухнули. Я вскочил, поднял Димку, ведь он падал с моих плеч, с большей высоты, спрашиваю: «Дима, как?» – «Нормально, повторяем трюк». При повторении трюка лошадь снова прыгнула, скакнула, и мы вновь упали, и при втором падении Дима сломал себе руку. Сам факт, что на одном представлении мы дважды упали, хотя до этого ничего подобного не было, а мы отыграли 70 шоу в Москве и Петербурге, поражает. Как будто Диме суждено было в этот день сломать руку или как-то покалечиться. Такие курьезы цирка, от которых никто не застрахован.

Такой вопрос: чего боится цирковой артист Эдгард Запашный?


Ненужной ранней смерти. Мне бы не хотелось в молодом возрасте умереть, потому что я могу еще много полезного сделать. Конечно, это когда-то случится, один из моих любимых анекдотов: «Доктор, а я умру?» – «А как же». К сожалению, это правда нашей жизни, но хотелось бы еще многого достичь, многое показать, успеть подвести свое тело, свой разум.

Вы собираете огромные площадки в течение долгого времени. В чем секрет вашего успеха?


Успех зависит от двух вещей, первое, от изначального трудолюбия, потому что и я, и мой брат, и теперь весь наш коллектив – это большие труженики, и второе – от грамотной организации творческого процесса, включающей, в том числе, и раскрутку. Благодаря этому мы приобрели большую популярность, в которой нас часто обвиняют (мол, братья пиарятся), а также получили уважение от публики, зрители нам верят, что мы их не обманем в творчестве.


Благодарим компанию Euroshow за помощь в организации интервью.

Беседовала Надежда Кокарева

Фото предоставлены компанией Euroshow, администрацией «Цирка братьев Запашных»

Наверх








Женский журнал A’Propos © 2020 | Создание сайта OLIMP