APROPOS
Логин: Регистрация

Пароль: (Забыли пароль?)



Восточный бизнес:
взгляд изнутри


«Найди себе работу по душе – и ты не проработаешь ни одного дня в своей жизни», – учил Конфуций. Но что делать, если не удается реализовать свои амбиции на Родине? Три страны, три человека и три истории о становлении карьеры на востоке глазами русских эмигрантов.


ГОАНСКИЙ ЛИКБЕЗ


Ольга Солодилова – ответственная за окультуривание индийского сектора развлечений. Зима 2006 года принесла в Москву много снега, а в Гоа – самолет с той, кому было суждено изменить мнение жителей штата о культуре отдыха. Вечное лето, гармония и хорошие люди – что еще нужно для жизни? Разумеется, деньги! Несмотря на то, что Ольга занимала высокую должность в крупной IT-фирме, спасительница гоанской барной индустрии, ни секунды не сомневаясь, написала заявление об уходе и в компании трех друзей прилетела обратно в индийский рай.

Гоа славится обилием клубов и баров. Обилием, но не качеством. Решив показать «как надо», Ольга принялась за дело.

«Мне не понравились питейные заведения в Гоа. Отношение большинства «бизнесменов» было наплевательским: из разряда «сколотил две бамбуковые палки, натянул полотно, включил транс – сейчас деньги потекут рекой»».

До того как открыть свой бар Ольге удалось получить опыт управления рестораном. Он и помог ей сформировать видение: как все должно работать, тогда же и появилось название. От зарождения идеи до запуска «Bubble Brunch» прошло всего семь месяцев. «Был забавный случай: мы заказывали стулья, и парни плохо сбили цену. Я приезжаю со стройки ругаться, вся в побелке, в драной майке, и говорю продавцу, что «сама цемент замешиваю, на каждой копейке пытаюсь экономить, а ты меня разводишь...» Он пожимает плечами и говорит: «Ты белая – значит, богатая»».

После окончания строительства новоиспеченные предприниматели столкнулись с проблемой узаконивания бизнеса. Вся госсистема в Индии сплошь коррумпирована, легальное оформление иностранной организации может занять полтора года. Ольга и сотоварищи решили договариваться с властями лишь тогда, когда те сами захотят пообщаться. Они оформили фирму на желающего заработать индуса, и работа закипела. Диковинные дизайнерские решения и антураж привлекли публику, а с ними и деньги.

Прожив четыре года в Гоа, Ольга вернулась в Москву, потому как не могла существовать вне мегаполиса. Её дело по-прежнему процветает, приносит доход, и кто знает, быть может, через год филиал «Bubble Brunch» появится уже где-нибудь в Доминикане.



НИХАО, НОУ-ХАУ!


Анна Бушуева – представительница прекрасного пола интеллектуальной России в Поднебесной. Окончила Государственный Университет Управления в Москве по специальности менеджер в сфере энергетики. Отслужив верой и правдой несколько лет в крупнейшем российском энергетическом концерне, Анна отправилась в очередной отпуск, ставший для нее судьбоносным.

КНР всегда была привлекательна для туристов, но тем настоящие путешественники и отличаются от них, что любая страна запросто может стать для них домом. Влюбившись с первого взгляда в Китай, коренная москвичка решила остаться и поучиться китайской грамоте (в прямом, а не переносном смысле). «Денег я накопила достаточно, чтобы позволить себе не работать первые пару лет и посвятить время учебе». Отучившись в Шеньчжэньском университете и изучив основы китайского языка, Анна поняла, что соскучилась по работе.

Несмотря на отдаленность от Родины, наша героиня нашла работу в китайском офисе российской фирмы. «В Китае много русских, и их здесь все любят, видимо, в памяти у людей еще сидит образ советского человека». По словам Анны, национализм на предприятиях, как и в повседневной жизни, отсутствует. Китайцы не имеют привычки заглядывать в чужой кошелек и сетовать на низкое, по сравнению с иностранными коллегами, жалование. Открыть свое дело в Китае несложно. Государство активно помогает гражданам, выдавая кредиты, иностранцев же данная привилегия обходит стороной. Зато власти не мешают малому бизнесу развиваться, держа бюрократический аппарат на коротком поводке, в отличие от России. Минимум документов, сумма, не превышающая 2000$, и терпения на пару недель – этого вполне хватит, чтобы построить свой бизнес в Поднебесной. Не существует места в мире, где не велась бы борьба с коррупцией. Разница лишь в том, насколько она эффективна. В Китае большинство вопросов в бизнесе решаются не n-ым количеством бумажных купюр, а связями (в силу жесткого антикоррупционного законодательства). «Разумеется, мелкое взяточничество присутствует, но оно несравнимо с тем, что творится в России».

Ощутить дух коммунизма в КНР уже давно не представляется возможным. На каждом шагу неоном светятся вывески американских фастфудов, английских банков, да и многие западные предприятия уже перевезли свое производство в Китай. «Несмотря на существование партии, в нее вступают лишь те, кто хочет сделать политическую карьеру. Остальным же китайцам, по большому счету, все равно, какой по счету был нынче Съезд». В провинции Шэньджэнь Анна живет без малого уже пять лет. За это время она полностью влилась в размеренный ритм жизни Китая. Единственное, от чего не сумела избавиться наша героиня, так это от способности быстро подниматься по ступеням карьерной лестницы. Сейчас она занимает руководящую должность в крупной торгово-закупочной компании.

Кстати, в Китае иметь в штате иностранцев для любой уважающей себя компании считается престижным.



ИЗ ГРЯЗИ В КНЯЗИ


Павел Иванов – человек, от которого сейчас зависит будущее израильского любительского тенниса. Родился и вырос в семье преподавателей русского языка и математики. Учился в РГПУ им. Герцена на кафедре физической культуры, но поняв, что на зарплату учителя в России не прожить, эмигрировал в Израиль.

«Сперва я попал в кибуц – обыкновенный колхоз, где вновь прибывшие репатрианты вкалывают весь день напролет, параллельно изучая иврит. После пары месяцев этого адского труда за копейки, я понял, что пора делать ноги». Куда идти работать, если опыта как такового еще нет, как и знания языка? Туда, где говорить приходится редко, а опыта не требуется, т.е. в охрану. Убив два года жизни, сидя в будке, Павел проснулся и решил взять бразды правления судьбой в свои руки. Устроившись в гипермаркет спорттоваров менеджером по продажам, герой нашей истории впервые столкнулся с трудностями перевода. В иврите есть устоявшееся выражение «сломать кран» – аналог русского «продинамить». «Звонит мне начальница и говорит: «Твой напарник сломал кран, надо выйти на работу», ну, а я ей отвечаю: «Я не сантехник!» Наш коллектив смеялся до слез».

Наступают перемены, и Павел уходит в конкурирующую фирму, где рассказывает о себе и своих достижениях в таком свете, что руководство видит в нем спасителя. «Израильтяне верят даже незнакомым людям и ненавидят конкурентов – это и сыграло мне на руку. В конечно счете, в израильских фирмах ценятся хорошие специалисты вне зависимости от их происхождения».

Спустя всего два года, еще вчерашний менеджер уже делил корт с Бар Рафаэли (в то время встречавшейся с Леонардо Ди Каприо) и возглавлял департамент по спонсированию известнейшей теннисной марки. «Ездишь по стране, ищешь молодые таланты, обеспечиваешь их инвентарем, нанимаешь тренеров, а им остается лишь играть твоими ракетками».

В Израиле есть особенность. Спортивные магазины, специализирующиеся на продаже определенного товара, предлагают его только от одного производителя. У клиента нет возможности выбрать нужный продукт из разных брендов, и это неудобно. Так родилась идея открыть магазин, где на прилавках присутствовали бы все теннисные марки.

В настоящий момент Павел уже покинул свой пост в компании, отработав в ней пять лет. «Сеть собственных магазинов «Tennis town» не за горами. Многие говорят, что мне просто «подфартило», но ведь верно утверждение «везет тому, кто везет». Не бойтесь рисковать, и удача повернется к вам лицом!»

Кстати, в Израиле все просят скидки: чем больше у тебя процент, указанный на дисконтной карте, тем выше твой статус в обществе.



Дмитрий Мжень

Наверх








Женский журнал A’Propos © 2020 | Создание сайта OLIMP